Аркадий Гершман (gre4ark) wrote,
Аркадий Гершман
gre4ark

Categories:

Лионские панельки



По историческому и новому Лиону мы с вами уже гуляли, теперь время посмотреть на послевоенный район эпохи модернизма. Этот период архитектуры интересен тремя вещами: попытками полностью переосмыслить классическую планировку города, приход новых материалов в строительство и попытки приспособить город для личного автомобиля.

Это направление ассоциируется с Ле Корбюзье, который пытался нормировать застройку, уйти от ослиных троп и сохранить комфортную среду для людей в мире автомобилей. Не всё пошло по задуманному, но это был ценный урок для нас всех. В России микрорайонный подход спальников в значительной степени упростили и продолжают строить по сей день на основе старых Генпланов, а в Европе это уже пройденный этап.

После войны узкие улицы ассоциировались с заторами, темнотой и баррикадами. При этом нужно было строить много для компенсации утерянного жилья. Корбюзье появился в нужный момент в нужном месте, заодно его идеи хорошо ложились на растущую автомобилизацию. Идея заключалась в жилье для нового типа людей: много деревьев, социально равное жильё, много общественных пространств, разделение потоков машин и людей и так далее. Тут нет кварталов, а вокруг домов много места:


Разделять потоки машин и пешеходов тоже звучит здраво – это же абсолютная безопасность. Плюс современные материалы позволяют легко строить многоуровневые пространства и эффективнее использовать городскую землю.


Всё звучит неплохо, поэтому идея нового подхода взорвала общество. Новые микрорайоны появлялись в разных уголках мира и это считалось прорывом. Лион, Женева, Москва, Ачинск – все ушли от кварталов в сторону микрорайонов. Только по истечению нескольких лет начали выявляться проблемы.


Функциональное разделение районов на жилые, административные, торговые и прочие убивают городскую жизнь и экономику. Районы в прямом смысле вымирают днём или вечером. Жители не имеют под боком разнообразия сервисов и услуг, а общественный транспорт удалён от домов из-за малого числа улиц.


Высокая маятниковая миграция ухудшает жизнь в городе и создаёт много транспортных проблем. Высокие расстояния из-за потерянного человеческого масштаба застройки, удалённость рабочих мест и ориентация застройки на автомобиль делают привлекательной поездку на своей машине. Дальше уже известно: много машин, пробки, расширение улиц, подземные переходы, ещё больше машин, агрессивная городская среда и так далее. Поэтому идея комфортного города для всеобщего перемещения на личных автомобилях провалилась во всех странах мира.


Ещё есть проблема социальных связей и аморфности жителей в таких районах – слишком много соседей и очень мало точек для контактирования с людьми. Банально не ясно, где двор вашего дома, а где улица – нет приватности и общественных зон в привычном понимании. Это не город, а скорее огромный набор спальных ячеек – в таких условиях умирает сам смысл города в перемешивании разных людей и раскрытия потенциала каждого.


Бизнеса на первых этажах тут нет, поэтому мимо жилых комнат ходят люди. Здесь же пытались создать приватное пространство с помощью кадков с зеленью:


Были попытки решить проблему более кардинальным способом:


Но самая главная проблема – цена строительства и содержания. Многоуровневый город тяжело построить, но сложнее и дороже содержать, а жители не всегда готовы много платить. Плюс даже не ясно, где граница вашей ответственности, а где просто соседский пустырь. В случае обычных кварталов всё проще: двор ваш, а улица – города, каждый платит за своё. Это, кстати, ответ на вопрос, почему российские спальные районы выглядят как после войны – денег на содержание огромных территорий просто нет. Франция всё-так богаче нас, поэтому тут это выглядит человечнее, но даже немцы делают минимальное благоустройство в районах старых панелек.


Во время прогулки по району было хорошо заметно постепенное упрощение жилья: сначала форма домов сложная, машины отдельно внизу, а сверху общественные пространства, затем пошли простые коробки и асфальтовые поля вокруг:


При этом тут частично уберегли фасад от кондиционеров и хаотичного остекления. Если кто-то разбирается в тонкостях регулирования этого вопроса во Франции – расскажите в комментариях, как это делается.


Даже стеклянные подъезды остались, а вторые выходы не были заварены.


Зато баки с подземным мусорохранилищем новые:


Первичная идея с разделением транспортных потоков тоже провалилась, пришлось делать зебры:


Здесь даже сузили проезд у перехода для поочередного проезда машин. Что интересно, эта улица в основном используется для проезда троллейбусов. У нас бы Мосгортранс сошёл с ума от такого предложения:


На пешеходных проходах тоже встречается успокоение трафика и защита от мопедов:


И деталь, которая отличает отечественные подобные комплексы от иностранных – карты с навигацией. Потому что помимо перечисленных выше минусов, в таких микрорайонах легко потеряться:


У каждой страны есть свои особенности в плане содержания таких районов, но практически везде при строительстве новых районов ориентируются на кварталы, совмещение функций, застройку человеческого масштаба жилых домов до 10 этажей и удобные улицы для пешеходов. Как строят современное жильё в Европе я уже неоднократно показывал (спойлер: на следующей неделе будет ещё один пост про это). Микрорайоны не прошли проверку временем, но наглядно показали влияние архитектуры на жизнь человека и провал города автомобильного масштаба.


Поделиться записью:




А ещё можно подписаться в...


Посты по теме:
Панельки Хельсинки


Панельное наследие ГДР


Самаркандские панельки


Что стало с лучшим советским микрорайоном


Варшавские панельки
Tags: Лион, застройка, общественный транспорт, панельки, парковка, у них там
Subscribe

Posts from This Journal “застройка” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 48 comments