gre4ark

Categories:

Рязань: прошлое и настоящее. А где будущее?


Любой уважающий себя город должен заботиться о своём «лице» — архитектуре и уникальности, чтобы по фотографии можно было понять, какой это город. В России с этим сейчас очень большие проблемы: сначала ВОВ подкосила устоявшийся образ, а затем массовое панельное домостроение уничтожило оставшееся. 

Некоторым историческим городам повезло сохранить хотя бы свои центры в границах нескольких улиц или кварталов, но наступили 2000-ые: поток денег и свобода опьянили людей, в городах начали массово сносить чудом уцелевшие примеры зодчества и памятников.

Самоидентичность и ценности

Век глобализации потихоньку сворачивается, всё чаще люди и города уходят от общего в поисках своей идентичности. Историческая застройка играет здесь очень важную роль — это память поколений и показатель особого развития. Именно поэтому поляки после войны восстанавливали свои города, именно по этим же причинам люди массово едут смотреть Париж или Венецию — других таких мест на планете просто не существует. 

В России есть «Петербург» — в кавычках, потому что это скорее социальный феномен, когда жители противопоставляют себя другим, делая привязку именно к городу. Москва совсем другой пример, её столько раз перестраивали, что это город-солянка со своим особым видом и уникальными особенностями.

Но что же с другими городами? Часто они пытаются просто копировать чужое, имитируя Диснейленд (привет Йошкар-Оле). При этом почти всегда они не замечают того, что лежит под носом — деревянное зодчество. Раньше почти у каждого крупного города была своя фишка, которую воплощали из самого доступного материала — леса у нас много.

К сожалению, общественное мышление очень любит упрощение: панельками у нас могут легко назвать некрасивый монолитный дом, а всё деревянное — бараки с туалетом во дворе. Деревянное зодчество просто перестало быть ценностью, а местоположение в центре города и ужасное состояние привели к поведению «временщика» — люди перестали следить за домами, ожидая переселения.


Деревянная Рязань

Рязань не стала исключением, сегодня здесь почти полностью потеряна рядовая деревянная застройка.


Важно сохранить не просто дом-памятник, а контекст места, архитектурную среду. К сожалению, это у нас понимают очень редко, городов с историческим поселением в границах центра крайне мало.


Сегодня в Рязани легко можно встретить старый дом на улице и многоэтажку за ним. Это хороший компромисс по уплотнению центра и поиску средств на реставрацию дома, но важно ставить приоритеты: акцент должен быть на памятнике, а не на новостройке. В Рязани же наоборот делают новый дом «ярче» старого — это всё равно что Мона Лизы в Лувре повесили на огромную плазму и крутили фоном клипы — внимания человека не хватало бы на саму картину. Памятник и новостройка не должны конкурировать за внимание человека, новая застройка должна создавать нейтральный фон. 


Например, в Таллине на пустырях строят новые здания в тех же габаритах, что и соседние, и из того же материала — дерева.


В доме слева находится Научный центр по исследованию и пропаганде павловского наследия. Справа же пример дома-теплицы: самые дешёвые материалы и полное игнорирование архитектуры. Про дизайн-код вывесок даже не заикаюсь.


Напротив же дом в нормальном состоянии. Можно ли назвать такую среду гармоничной? Нет.


Это вообще какой-то ужас. Судя по забору и попытке сымитировать старый жилой дом, кто-то всё-таки осознавал ценность среды, но новый проект полностью всё перечеркнул. Из серии «штаны надень или крестик сними»:


Дерево — отличный строительный материал, из него по сей день во всём мире строят дома, в том числе многоэтажные. 


Другое дело, что его необходимо уметь содержать — это сложно, но не сложнее техосмотра для какой-нибудь машины. На улицах Рязани буквально в шаге друг от друга можно увидеть дом, за которым следят, и дом, на который забили:


В Конституции России прямо сказано, что каждый обязан заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры. Но написать текст и сделать социальную норму — две разные вещи. Сегодня мы на всех парах идём к тому, что смотреть на деревянную застройку прошлых лет мы будем ездить к финнам или эстонцам.


Процесс осознания важности деревянного зодчества идёт, но крайне медленно. Например, «Том Сойер Фест» делает очень много для того, чтобы люди поняли важность подобных домов. 


Пока в России есть лишь Иркутск и Томск, где все осознали ценность привычных домов и вкладывают силы в их восстановление и приспособление для современных нужд. 

Иркутск
Иркутск


В Рязани же продолжают всё рушить даже в наши дни.


Есть программы стимулирования бизнеса по восстановлению таких домов: их дают в аренду на длительный срок за символический 1 рубль с обязательствами по восстановлению. С этим есть много нерешённых проблем: процесс восстановления крайне сложен и дорог, сложно приспособить памятник для чего-то нового. 


Но самое главное в другом: пока города разрешают застраивать коробками поля в пригородах, желающих ввязываться в реставрацию и реконструкцию существующих домов будет крайне мало. 


Капиталистический романтизм

Капиталистический романтизм (сокращённо капром) обозначает постройки 1991–2008 годов на постсоветском пространстве, иногда встречается как постмодернизм или агро-ренессанс.


Капром – самый толерантный период в истории архитектуры, когда можно было строить абсолютный треш, а параллельно возводились объекты европейского уровня.


Поэтому архитектурное сообщество неоднозначно относится к этому стилю: его либо ненавидят, считая безвкусицей, либо пытаются понять и принять это как памятник эпохи, который надо сохранять, как и любой другой архитектурный период. Вот этот дом-чайник рядом с рязанским кремлём настолько ужасен, что очень хорош:


Смешение стилей и полное игнорирование сочетания материалов с формой — это наше достояние 2000-х, которое очень хорошо передаёт состояние общества.


Если забыть про внешний облик и гармоничность, в Рязани не допустили несколько типовых ошибок. Для начала, новые дома стоят в красных линиях старой застройки — линия улицы не обрывается.


У новых домов более-менее адекватная этажность, впихивание свечек — более поздний тренд. И самое главное, что центр Рязани остался живым — здесь живут люди и есть бизнес, в этом плане уплотнение спасло Рязань от сценария многих других городов.


Я уже говорил, что точечная застройка — не есть что-то плохое по умолчанию. Важно создавать качественные проекты и придерживаться ценностей, тогда новое будет раскрывать старое и работать на город.

Думаю, в Рязани нужно пускать экскурсии не только по старым деревянным домам, но и среди примеров капрома — это весьма интересный пример трэша и нашей истории. 


В следующем посте из города посмотрим на остальные темы. В планах любоваться разваливающимися троллейбусами и ругать местный Кремль!


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded