Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Новая школа: делаем сдержанно и продуманно

Человек формирует среду, но среда формирует человека — сначала мы строим дома, прокладываем улицы, высаживаем деревья, возводим детские площадки, парки и набережные, а потом они каждый день влияют на наше поведение и формируют привычки. От качества архитектуры и деталей зависит наш же комфорт, удовольствие от города и здоровье. 

Особенно это актуально для детей, которые лишь учатся взаимодействовать с миром вокруг. На примере детских площадок я часто рассказываю о важности естественных материалов, социализации через игру, обучения через падения и прочие детали — детские площадки делают не для спокойного отдыха родителей, а для подготовки детей к будущей жизни.

Но если говорить не просто об игровых в парках и дворах, а о садиках и школах? Дети проводят в них много времени, эти места навсегда остаются в памяти и в какой-то мере становятся вторым домом. 

При обсуждении этих мест у нас любят всё сводить к количеству классов и числу учителей — это безусловно важно, но это далеко не весь набор, нельзя игнорировать среду вокруг. В погоне за количеством у нас очень часто забывают про детали и общее видение, поэтому новые садики и школы напоминают скорее казармы, а не приятное место, куда хочется каждое утро ходить. Хотя есть и обратная практика: школы пытаются превратить в замки или какую-нибудь избу из сказки, перегибая палку адекватности.

Сегодня предлагаю посмотреть на благоустройство у садика и школы в районе «Новая жизнь» в Белгороде — там смогли уйти от стереотипов, создав отличное место для взросления. Внутрь, к сожалению, попасть не получилось, но проработка территории вокруг не менее интересна.

Collapse )

Как спасают историю с помойки

Я на некоторое время уехал в Петербург, а вчера вместе с Ильёй Варламовым сходили в гости к ребятам из «Двери с помойки».

«Двери с помойки» – относительно новый проект, его запустили Валя Манн, Александр Артемьев и Андрей Трошков. Как следует из названия, ребята занимаются дверьми… с помоек – спасают оригинальные дореволюционные двери и реставрируют их. Иногда в работу идут старые окна, но реже (подробный пост про старые окна). Всего за год они спасли уже больше 350 дверей, 150 окон, 3 печи, 10 мешков паркета и немного мебели.

Collapse )

Лучшая набережная Петербурга


Петербург стоит на воде: Нева, Финский залив, каналы и реки поменьше — это знают все. Но близость воды не означает её доступность, часто города отвёрнуты от воды. В случае Петербурга это гранитные набережные и дороги вдоль воды — ты видишь её, но контакта с ней нет.

Кроме того, в Петербурге есть большие проблемы с общественными пространствами, их просто нет или крайне мало. Сейчас, когда торговые центры и кафе закрыты, это особенно заметно. Но это вовсе не означает, что нужно просто сесть на поребрик и начать грустить — это решаемый вызов.

Сегодня мы пойдём смотреть набережную Карповки, которую сделали в прошлом году. Здесь получилось организовать правильный процесс и общими усилиями превратить пустырь-парковку в самую крутую набережную города.

Collapse )

Детали Вены: простота, безопасность и клеймо города

После прошлого поста мне где-то написали: Вена — это хорошо, но ужасно скучно. Пожалуй, это лучшее описание города. Но было бы совершенно глупо считать, что нам нечему поучиться у столицы Австрии.

Сегодня мы посмотрим на нестандартный дизайн улиц,, сдержанные общественные пространства, историю архитектуры и на то, как в городе заботятся о школьниках.

Collapse )

Дивное благоустройство в центре России


Наши города полны пустых пространств, которые не работают. Я имею в виду множество бульваров с тропинками, тёмные скверы с круглой клумбой по центру, асфальтовые площади вокруг одиноких памятников — подобные места есть в каждом районе, но они скорее отталкивают от себя людей, хотя должны, наоборот, притягивать.

Причин случившегося много, но самое печальное, что в своей политике многие города продолжают тиражировать заведомо устаревшие и отталкивающие проекты. Хуже всего, когда у города уже есть потенциально хорошие места, но вместо приведения их в порядок, деньги уходят на освоение новых пустырей — просто так гораздо проще освоить деньги.

Но сегодня я вам покажу хороший пример: обновлённую набережную в городе Дивногорске, который находится в 20 км от Красноярска. 

Collapse )

Послевоенный Амстердам: реновация пятиэтажек и панелек


Каждый раз после публикации постов о Нидерландах я читаю комментарии из серии «наш город N не Амстердам», «мы слишком разные» и так далее. Удивительно, какое число причин люди могут придумать, лишь бы не принимать на себя что-то хорошее. Сегодня же я покажу вам послевоенный Амстердам (район озера Sloterplas), который местами очень сильно напоминает Капотню или любой другой советский спальник 1950-1980 годов. Заодно посмотрим на воспитание детей через животных, элементы дизайна и общественные пространства.

Collapse )

Благоустройство упрощения


Мы привыкли думать о благоустройстве как о конечном результате: лавочки, урны, турники и плитка. Но благоустройство, точнее, работа над общественными пространствами города — долгий и сложный процесс, который не прощает упрощений и спешки. 

Качество российских городов, в частности благоустройства, уступает мировым образцам не из-за климата или какого-то особого менталитета — всё дело в сломанных  процессах: всё пытаются успеть сделать за один год, подменяют роль архитектора прорабом, игнорируют жителей и отдают поддержание дворникам. Именно поэтому в рассказе про новую набережную в Казани я делал особый упор на процесс — своим качеством она обязана именно правильно выстроенным процессам.

В Нижнем Новгороде же недавно благоустроили Щёлоковский хутор. Местами получилось хорошо, но дальше, очевидно, «что-то пошло не так».

Collapse )

История протестов американцев против автомобилей


Волна активности за безопасность дорожного движения в 1970-х годах помогла изменить голландские улицы. Но в США и раньше было своё собственное движение против автомобилей, которое в основном возглавляли женщины.

Нидерланды давно стали примером для подражания у сторонников безопасной, доступной и дружественной к велосипеду городской среды. Но в англоязычных странах, особенно в Соединенных Штатах, где доминируют автомобили, насколько полезен опыт Нидерландов в качестве примера для подражания? Спорный вопрос.

Говорят, голландский пример не подойдет США: правительство Нидерландов, по-видимому, всегда предпочитало ездить на велосипеде, а американский любовный роман с автомобилем означает, что здесь автомобиль всегда будет на первом месте.

Collapse )

Советский спальник нашего времени



Вопрос жилья и новых районов можно рассматривать с разных сторон, но чаще всего при разборе новых районов я делаю акцент на детали дизайна: двор, улицы, подъезды и фасады. Это те детали, с которыми жители сталкиваются каждый день, их можно потрогать и наглядно показать ошибки с решениями.

Следующий уровень — это планирование, получилось ли у архитекторов реализовать весь потенциал пространства. Это уже чуть сложнее, ведь нужно от масштаба человека перейти на макроуровень и почувствовать себя не просто пользователем места, а уже градостроителем.

Но все эти вопросы объединяются набором ценностей, которые закладывают девелоперы и архитекторы в проект. Например, если есть понимание важности доступной среды для каждого, то в районе не будет лишних ступенек и лестниц, а все необходимые блага будут находиться в пешей доступности. Или же ценность устойчивой стабильности, что район должен эффективно работать на жителей и город в течение поколений — это требует не налажать с дизайном пространства и учитывать новые экономические вводные при проектировании.

В советских массовых районах чаще всего закладывали одну ценность — построить как можно больше жилья для решения текущей задачи, поэтому при смене экономико-политической ситуации эти районы первыми капитально просели: они просто оказались не готовы к новым вводным. Сегодня однотипные панельные спальники — одна из главных проблем России, а ведь у них ещё даже не подошёл срок капремонта.

Новые районы Москвы типа Некрасовки — тоже пример близорукого планирования без закладывания каких-либо ценностей. Сдать и продать как можно больше квадратных метров не должно быть главной смысловой нагрузкой городского развития. Сейчас мы потихоньку приходим к осознаю этого простого факта, но вместо качественных решений пока идёт работа над обёрткой, то есть дизайном.

В общем, давайте отправимся в сторону Новой Москвы и посмотрим район Бунинские луга от ПИКа.
Collapse )

Плохие дети, или глупые взрослые?



Посмотрел репортаж о популярном среди подростков месте в центре Москвы, где недавно обустроили небольшую площадь в транзитном проходе между дворами. Всё ожидаемо: они там все проститутки и наркоманы, а мы, жители, страдаем. Решение: поставим забор, уберём лавки и турники, которые были установлены на общегородские деньги.

У нас так любят удивляться и осуждать запреты Госдумы на любую проблему, но мы сами же пытаемся тотальными запретами решать любые конфликты. Особенно показательно, как человек отошёл ото всех за дерево справить нужду, в него тыкают камерой и журят, но он логично отвечает «а куда иначе?» Будто бы никто из читающих так не делал из-за безысходности (см. право на поссать).

Как в случае Ямы, никто не пытается понять суть проблемы: почему подростки уходят с улиц и площадей в укромные места, почему люди писают на деревья, почему людям свойственно выпивать на улицах и вести себя громко, особенно в подростковом возрасте. Это чьи-то дети, которым нет места в городе — их отовсюду гонят.


Collapse )