Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Как бары спасли центр Будапешта

Считается, что самый молодой мегаполис Европы — Берлин. Здесь развита ночная жизнь и приветливая атмосфера для иностранцев. Но есть проблема: Берлин относительно недешёвый город, особенно в отношении жилья — квартиру найти и сложно, и дорого.

Как мы знаем, сегодня города активно конкурируют за людей — в Европе это не пустой звук, а повседневность. И здесь всплывает Будапешт, который за последние годы сильно подтянул свою ночную культурную жизнь и сферу услуг. Это не только привлекает туристов, но и переманивает молодёжь на постоянное место жительства — с жильём тут всё куда проще и дешевле того же Берлина.

Руинные бары сыграли в этом не последнюю роль: они стали достопримечательностью и обогатили культурную жизнь Будапешта. Сегодня как раз посмотрим на один из таких баров.

Collapse )

Таким бы мог быть Петербург, но это Будапешт

В прошлый раз не все поняли иронию относительно бескультурного Будапешта и культурного Петербурга, так что теперь я пишу прямо: какого чёрта мы так запустили один из лучших городов Европы??!

Петербург мог быть столь же прекрасным в деталях, доступным для самых слабых, безопасным и просто образцом для всей России. Вот только вместо этого там вечно происходит какой-то ад.

Сегодня мы вновь посмотрим на Будапешт, но прошу вас: каждый раз представляйте, будто это Санкт-Петербург. Возможно, если все немного поверят в это, в городе действительно начнут системно происходить хорошие вещи.

Collapse )

«Раньше было лучше» — какие детали мы потеряли?

В интернете много подборок старых фотографий уничтоженных улиц и районов Москвы, конкурировать с ними я не хочу. Тем более что город — это не только здания, есть огромное количество деталей!

Сегодня предлагаю прогуляться по старым фотографиям города и посмотреть, какие уникальные, красивые или просто приятные вещи мы потеряли.

Collapse )

Традиция колхозить двери


В России большие проблемы с архитектурой, памятниками и внешним видом городов. Иногда очень хочется создать министерство эстетики, только есть опасение, что его тоже захватят тёть Зины и другие завхозы.

Особенно печально смотреть на старые дома с помпезными и красивыми входами: архитекторы старались создать чувство восхищения у каждого входящего, работали над деталями, вкладывали силы... а их потомки завешали красоту дешёвыми табличками.

Collapse )

Восстановление Гданьска: зачем это делали и как


Калининград и Гданьск — два города со сложной судьбой: в войну они были практически полностью уничтожены, но затем оказались по разные стороны. Если из Калининграда были выселены почти все немцы и принято решение не восстанавливать город (скорее доламывать), то в Гданьске пошли по пути восстановления и приспособления.

В этом посте я постараюсь кратко рассказать историю и истоки принятия конкретных решений, а также показать исторический центр Гданьска. Уверен, после этого у многих отпадут вопросы, почему поляки всё приводят в порядок, а у нас продолжают разрушать немецкое наследие.

Collapse )

Промышленная история Москвы: спасти или застроить?



Историческое наследие — тема сложная и неоднозначная. С одной стороны, важно сохранить для будущих поколений настоящую архитектуру дней сегодняшних и прошлых — об этом я подробно рассказывал в посте про восстановление Дрездена. С другой стороны, консервировать половину города глупо и даже вредно, часто новые дома раскрывают место с новой стороны и становятся достопримечательностями всей страны (привет Эйфелевой башне). Иными словами, найти баланс крайне сложно.

В России сегодня только учатся работать с наследием, специалистов крайне мало и всегда возникает вопрос «а не снести ли всё к чертям и построить торговый центр». У такой ситуации много причин: отсутствие внятной политики, главенство строителей над архитекторами, нестабильная экономика и политическая ситуация. Глупо ожидать другого, когда долгосрочное планирование отсутствует, а вложенный труд и средства могут легко отобрать друзья властьимущих. Поэтому мы так часто видим надругательство над историей под видом попыток восстановления и осовременивания: проще быстренько снести, построить своё и окупить вложения за пару лет.

В Москве сейчас обсуждают проект застройки Бадаевского пивного завода в центре города: над историческими корпусами должны вырасти высотки на ножках. Памятники архитектуры обещают сохранить, но проект вызывает слишком много вопросов и опасений.
Collapse )

Что там с Политехом



В самом центре Москвы есть огромный квартал, который лично у меня ассоциируется... с пустотой. Это здание Политехнического музея между Лубянкой и Китай-городом, которое с 2013 года на реконструкции. Территория так давно обнесена забором и закрыта баннерами, что место просто выпало из моей ментальной карты Москвы. Но сегодня часть Политеха открылась городу — на северном фасаде завершились работы и убрали баннер с лесами!

Давайте посмотрим на новую площадь, будущую подземную галерею и виды центра с крыши Политеха!
Collapse )

Сеул против машин



Почти каждый крупный город в прошлом веке строил подземные переходы, расширял дороги, возводил эстакады на обычных улицах и заигрывал с личными машинами как только мог. Где-то грустные последствия поняли раньше, где-то не осознали до сих пор.

Про наши любимые Амстердамы-Копенгагены-Парижи-Лондоны я пишу довольно часто, но как дела обстоят в Азии? Давайте посмотрим на мегаполис, соразмерный Москве — Сеул. В последние годы им есть, чем похвастаться.
Collapse )

Как в Нью-Йорке спасают памятники



Практически каждую неделю из разных городов России приходят печальные новости о сносе очередного памятника. Я не сторонник защиты абсолютно каждого исторического здания в его оригинальном виде, но происходящее сейчас можно описать лишь одним словом – варварство.

Система защиты архитектуры и управления городами выстроены таким образом, что старые памятники никому не нужны. Чиновники не видят в них смысла или потенциала, многие люди искренне верят в парадигму «всё новое – лучше старого», владельцы мечтают лишь о переселении, а инвесторам легче и выгоднее застроить поле на окраине. Вот и получается, что защищают старые дома лишь активисты и немногочисленные архитекторы.

Это не исключительно российская проблема, многие города мира в разные нашего времени сталкивались с таким, например, Стокгольм. В Нью-Йорке же ценность памятников поняли лишь после утраты Пенсильванского вокзала.
Collapse )

Шведский путь оздоровления города



Мальмё – третий по величине город на юге Швеции, с населением чуть более 300 тыс. человек. Исторически и географически сложилось, что город стал главным индустриальным центром страны: здесь находился крупнейший порт Скандинавии, фабрики автоконцерна SAAB, судостроительные производства и обслуживающие предприятия. В 1960-е годы Мальмё был крупнейшим производителем судов в мире, 50% населения города работало в промышленности.

С 1970-х годов конкурентоспособность шведской промышленности стала снижаться, производства стали закрываться, в 1986 году обанкротился самый крупный в Мальмё судостроительный завод. Тысячи людей потеряли работу, резко вырос уровень преступности, люди стали уезжать из города, муниципалитет стал накапливать большие долги. В 1995 году в Мальмё был зафиксирован самый высокий уровень безработицы, количество пенсионеров превышало средний показатель по стране, город получил статус одного из самых депрессивных городов Швеции.

Но это уже в прошлом. Как они этого добились?
Collapse )